Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало

Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало
Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало
Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало

Звезда Рунета. Триллер

    Лена уткнулась носом в букет и глубоко вдохнула аромат роз. Сладковатый запах пробрался в горло и растекся по языку. Ее первые цветы. Раньше она, конечно, получала гладиолусы на день рождения от родственников и гвоздики на Восьмое марта от одноклассников, но алые розы, да еще от поклонника – никогда. Настоящее свидание у нее тоже случилось в первый раз. Дома, если она отправлялась на встречу с парнем, мама всегда кралась следом. Останься Лена учиться в родном городе, так бы и продолжалось. Никто не знал, чего в старших классах ей стоил рывок из хорошисток в круглые отличницы ради поступления в далекий Сочинский институт. Лена так привыкла к удушливой опеке, что даже сейчас, в двух с лишним тысячах километров от родного Кирова, проверила, не выглядывает ли мать из-за угла. В сиреневом отблеске заката и мягком свете фонарей они были только вдвоем.
    Кавалер приобнял Лену за талию. Волна удовольствия прокатилась по спине, сделав тело мягким и податливым. Он галантно направил девушку к машине. Мама запрещала ей садиться в чужие авто, причем это касалось даже такси. Чего уж там! Стоило Лене после шести подойти к входной двери, как мать вонзала в нее вечно воспаленные, будто заплаканные, глаза, под взглядом которых чувствуешь себя виноватой во всех несчастьях, включая смерть бабушки и пьянство папы. Прижав руку к груди, она просила, чтобы дочь пожалела ее бедное сердце и осталась дома. Теперь мама далеко, а значит, никто не заставит ее сидеть все воскресенье в общежитии. Тем более в такую погоду!
    Ветер, трепавший с трудом уложенные пересушенные осветлителем волосы – очередная вольность, – был по-летнему теплым. В ее родном городе со дня на день выпадет снег, а здесь, в Сочи, еще пахли абрикосовой сдобой цветущие османтусы и продолжался купальный сезон. Когда Лена остановилась возле передней двери, ее кавалер заглянул в салон и нахмурился:
    – Пардон! У меня здесь собака сидела. Ирландский сеттер. Все кресло в шерсти, а почистить некогда. Поедешь на заднем?
    – Без проблем.
    Она улыбнулась, заглянув снизу вверх во внимательные карие глаза. Взгляд скользнул по лицу и задержался на ярких, даже на расстоянии источавших жар губах. Лена уже представляла их первый поцелуй, но сейчас испугалась: вдруг в гамбургере, который она съела на обед, был лук? Перед свиданием девушка тщательно почистила зубы, и все-таки…
    – Не знала, что у тебя есть пес, – постаралась отогнать волнение она.
    – Ты любишь животных?
    – Еще бы! Все детство с ними провела. И сейчас каждый вечер хожу вокруг общаги с кастрюлей, как безумная собачница, – нервно хихикнула Лена. Отвлеченная тема – самое то, чтобы успокоиться. – А дома остался персидский кот Роджер, я так по нему соскучилась…
    – Да? – улыбнулся он, заправив ей за ухо то и дело прилипавшую к малиновому блеску для губ прядь. – Роджер – забавная кличка. Почему ты его так назвала?
    – В честь инопланетянина, героя одного прикольного мультика. Может, смотрел? Называется «Американский папаша», там еще говорящая золотая рыбка…
    Кавалер распахнул перед Леной дверь. Увлеченная рассказом, она собралась запрыгнуть в машину, но тут до ее сознания добралась представшая перед глазами картина. Девушка охнула и, отшатнувшись, натолкнулась на мужчину, заслонившего путь к отступлению.
    «Мамочка!» – пронеслось у Лены в голове.

    От дыма ароматических палочек и жара огня в камине голова шла кругом. Глоток свежего воздуха – вот чего мне хотелось даже больше, чем вина, согревавшегося и дышавшего на кухонном столе. Открывать окно пока рано. Стоит впустить в комнату кислород, как в нем растворится атмосфера таинства, которую я создавала весь вечер, чтобы помочь сидящим по ту сторону веб-камеры девочкам расслабиться. Сейчас их блаженные лица смотрели на меня с монитора макбука. Я то и дело поглядывала на свое изображение в левом нижнем углу, желая убедиться, что опавшие от жары волосы не прилипли к влажному лбу. Тренер по соблазнению обязана оставаться привлекательной в любом положении, даже сидя на четвереньках.
    – Втянули! Задержали дыхание и держим. Чувствуем, как тепло от нефритового яичка поднимается по животу. Продолжаем держать. – Я прикрыла глаза и нараспев, в такт доносящейся из колонок мантре, принялась считать: – Раз, два, три…
    – Аделина! – раздался крик, заглушив музыку и мой голос.
    Я вздрогнула, открыв глаза. На лицах девушек отразилась растерянность, а из колонок послышалось бряцание и звук покатившихся по полу каменных яичек.
    – Да, Кристина? – Я откинула черную прядь со лба и наклонилась к камере, продолжая удерживать тренажер. Яркий свет от экрана подчеркнул высокие скулы, отчего лицо на дисплее стало похоже на костлявый череп. Ну и черт с ним! Чем опять недовольна эта девица с волосатыми ногами? Буду набирать новых учениц – проведу кастинг на элементарную ухоженность. Как можно доставить удовольствие мужчине, если у тебя вместо нежной гладенькой кожи на лодыжках мохеровый плед? Вряд ли она готова заботиться об ощущениях мужа, если ленится ухаживать даже за собой.
    – Можете объяснить, ради чего мы здесь паримся? Тренируем интимные мышцы, это я с первого занятия усекла. И все-таки. Понимаю, качать пресс – там хоть кубики появятся, а здесь что?
    – Вам нужны кубики? – улыбнулась я в камеру. – Сейчас покажу.
    Личики на экране покраснели, из колонок донеслось нервное хихиканье.
    – Вот смотрите, Кристина.
    Я встала с расписанных восточным орнаментом подушек и вынырнула из кадра. Вернувшись к камере с еще запечатанной двухлитровой бутылкой «Аква Минерале», подняла ее к подолу мини-юбки и накинула на горлышко свисающую петлю от тренажера. Осторожно отпустила бутылку. Несмотря на плавные движения, вода взболтнулась. Бутылка пару раз качнулась слева направо и обратно, но осталась висеть на том же уровне.
    – Ничего себе, – зашептались девочки. – Два литра! Вот это сила…
    – Да, круто! – хмыкнула Кристина. – Вам хоть сейчас выступать в «Цирке дю Солей». Только что толку от этих трюков?
    – Ты что?! С ума сошла!!! – наперебой затараторили остальные ученицы. – Это же твое здоровье! А какие ощущения! Ага, и у тебя, и у мужа.
    – Какие? Перелом члена?
    – Не волнуйтесь, Кристина. – Я постаралась успокоить и ее, и негодующих девушек. – Сейчас я объясняю, как получить силу, а через пару занятий расскажу, как направить ее в нужное русло.
    – Поймите, я-то сюда записалась, чтобы стать богиней секса, а не качком! Скажите хоть, это русло пролегает в постели?
    – И не только. Позже объясню во всех подробностях, – уточнила я, когда она снова попыталась открыть рот, а зацепившись взглядом за щетину на ее лодыжках, добавила: – И что нужно сделать, чтобы до этого вообще дошло, тоже. А сейчас, девушки, ваша задача не сделать как можно больше подходов, а как можно лучше почувствовать каждый миллиметр своего тела. Только получая удовольствие, вы сможете делиться им с партнером. Ощутите себя женщиной, а не сотрудницей, матерью, дочерью, или кем вы там были целый день. Станьте прелестными музами, нимфами, богинями. – Я улыбнулась слушающей меня с раскрытым ртом волосатой Кристине. – Ну, что вы на меня уставились, как на мужа в меховом салоне? Бегом поднимаем тренажеры с пола и в ванную, мыть! У нас всего полчаса осталось.
    – Может, чуть-чуть задержимся? – спросила блондинка в очках и рубашке с тремя расстегнутыми пуговицами, похожая на порноактрису в роли учительницы. – Обидно будет, если из-за тупых вопросов мы теперь не успеем закончить практику.
    – Сама ты тупая курица! – подала голос Кристина.
    – Наташ, у Аделины своих дел полно, чтобы с нами задерживаться, правда? – подмигнула мне голубоглазая Женя. – Наверно, ждете мужа с работы?
    – Я в разводе. – Улыбки на лицах девушек поплыли вниз, как дешевая тушь под дождем. – Скоро придет мой мужчина.
    – А-а-а, – с облегчением закивали они. Естественно. Разве тренер по соблазнению может быть одинока?
    Урок закончился, и я наконец-то смогла отрыть окно. С улицы потянуло осенними кострами. Раньше я любила этот запах, а теперь он казался тошнотворным. Без свежего воздуха я рисковала потерять сознание, поэтому оставила окно открытым и зажгла ванильную ароматическою свечу. Откупоренная бутылка «Бордо Крю Буржуа» встретила меня на кухне. Вино успело надышаться, чтобы стать моим лучшим компаньоном на вечер. Вернувшись с наполненным бокалом в гостиную, я отключила макбук от внешних колонок и перебросила подушки, на которых проводила занятие, поближе к камину – единственному преимуществу жизни в доме, признанном памятником культуры. Даже в дни, когда камин не служил фоном, я все равно разжигала огонь. Казалось, он очищает голову от мрачных мыслей.
    Стоило набрать в браузере всего пару латинских букв, и в адресной строке высветилась знакомая ссылка. На экране появился сайт с прямыми трансляциями из разных районов города Сочи. Из двух сотен веб-камер, манящих каменисто-плюшевыми горами, застрявшими в облаках, сверкающими волнами, на которых буйками покачивались головы пловцов, внушительными, но легкими, как курортный роман, зданиями с рядами колонн, я выбрала самую неприметную. Меня притягивали не пейзажи или достопримечательности, а обыкновенные улочки, по которым я так давно не ходила.
    На экране появился двор небольшого кафе. Обстановка по-прежнему выглядела незамысловатой, только дряхлый платан окружили кадки с пальмочками. Мы с братом бывали там каждый день, но привлекала нас вовсе не кухня. Лучшее вино, которое можно было заказать, ни в какое сравнение не шло с тем, что я пила сейчас, хотя в нем и ощущался особый солоноватый привкус жизни, как и в воздухе, которым мы дышали. Это я оценила позже, а тогда приезжала только ради велосипедной парковки. Странно, но даже здесь, в Невинногорске, за сотни километров от Сочи, дыша спертым квартирным воздухом, я почувствовала трепет, который во мне пробуждал нагонявший волны гарбий.
    На велостоянке виднелся силуэт единственного велосипеда. Рама женская. Его хозяйка – смелая девушка, раз катается в сумерки одна. Или нормальная, в отличие от меня… Чуть дальше от входа припаркованы автомобили. К одному из них, синей «Тойоте Королле», подошла пара. Сначала я приняла их за папу с дочкой, но потом разглядела букет алых роз, оформившуюся грудь девушки-блондинки и руку мужчины у нее на талии.
    Кавалер был значительно выше. Когда он наклонился, чтобы открыть заднюю дверь, показалось,
    что его массивное тело накрыло собой девушку. Она на секунду исчезла. Я уже отвела взгляд, мысленно попрощавшись с парочкой, когда краем глаза заметила странное мельтешение в углу экрана. Из-за широкой спины показалась сначала одна, а потом и другая рука. Букет валялся рядом, на асфальте. До конца не понимая, что происходит, я инстинктивно нажала на запись с экрана во все еще включенном после вебинара плеере.
    Почти любовное волнение в моей груди сменила давящая тревога. Ноги девушки приподнялись на цыпочки, а потом повисли в воздухе. Она полностью скрылась за силуэтом здоровяка, но секунду спустя между его широких брючин цвета хаки промелькнула оранжевая туфелька. Мужчина согнулся, а девушка юркнула ему под мышку. Огромная ручища сгребла белокурые локоны в кулак. Голова девушки откинулась назад, а у меня по затылку побежали мурашки.
    Треск вырывающихся с корнем волос, собственный крик, который кажется чужим и далеким, березы, склоняющие надо мной сочувствующие макушки, запах прелых листьев, ледяной страх, пронзающий от горла до паха. Пытаясь освободиться, я замахала руками, и только почувствовав пустоту над головой, вспомнила, где нахожусь. Девушки на экране больше не было. Мужчина захлопнул заднюю дверь, поднял с асфальта букет и направился к водительскому сиденью.

    Что дальше? Неужели я дам ему спокойно уехать?! В ту ночь, в лесу, я так молила о помощи, что с места готовы были сорваться даже березы, а теперь сама сижу сложа руки. Нужно звонить в полицию, но что толку набирать сто два, если от ближайшего участка до Сочи десять часов езды? Открыв в браузере новую вкладку, я ввела в строку поиска запрос «отделения полиции Сочи». «Гугл» тут же выдал мне карту и список контактных адресов в алфавитном порядке. Пролистав до нужного района, я быстро набрала номер на айфоне. Большой палец завис над зеленым кружком с трубкой.
    Что, если меня попросят представиться? Хотя это необязательно. Кто и откуда звонил, можно узнать без всяких вопросов. Стоило ли два года прятаться, чтобы теперь так подставляться? Выходит, безопасность собственной шкуры для меня важнее жизни человека. Так заслуживаю ли я второй шанс? Стерев покатившиеся по щекам слезы, я нажала на вызов. После трех гудков раздался молодой мужской голос:
    – Полиция города Сочи. Чем могу вам помочь?
    – Я только что видела похищение, возле кафе «Монте-Карло», – затараторила я в трубку. – Мужчина насильно затолкнул девушку в машину и уехал в направлении…
    – Понятно, – протянул он, – кафе «Монте-Карло», я записал. Представьтесь, пожалуйста.
    – Пылаева Аделина Сергеевна. Девушка – блондинка, по сравнению с похитителем миниа- тюрная.
    – Пы-ла-е-ва А-де-ли-на Сер-ге-ев-на, – по слогам повторил он.
    – Да, все правильно, – изо всех сил закивала я, не сразу сообразив, что собеседник вряд ли оценит мои старания.
    – Хорошо. Где вы сейчас находитесь, на месте происшествия? Сможете дождаться приезда патрульной машины?
    – Не смогу, я сейчас далеко.
    – Продиктуйте адрес, пожалуйста.
    Беззвучно выругавшись, я проговорила:
    – Город Невинногорск, улица Ленина, дом 18.
    – Не понял, можете повторить?
    – Все вы правильно поняли, я не в Сочи.
    – Тогда откуда вы узнали о происшествии?
    – Видела. Сидела за компьютером, смотрела на город через веб-камеры.
    – Ах, вот оно что! Вы уверены…
    – Уверена! Трансляция шла в высоком разрешении, машина стояла к камере как раз со стороны той двери, в которую мужчина запихивал девушку. Подождите-ка! У меня есть запись! Скажите только, на какой адрес ее прислать.
    Пока оператор по буквам диктовал простой имейл, я нажала на кнопку завершения записи. Как я умудрилась о ней забыть? Вместо окна проигрывателя на экране появилось сообщение об ошибке.
    – Вот черт!
    – У вас все в порядке?
    – Плеер вылетел. Похоже, запись не сохранилась. Послушайте, вы сможете получить запись напрямую с камеры. Говорю вам, только что похитили девушку. Сделайте что-нибудь! Ее еще можно спасти!
    – Хорошо, направляем по указанному вами адресу патрульную машину.
    – Я могу еще чем-то помочь?
    – Если понадобится, с вами свяжутся. Всего доброго.
    – Подождите, пожалуйста! Можно вас попросить никому не передавать мое имя и адрес?
    – Хм… Эти данные вносятся в базу. Но вы не беспокойтесь, они только для внутреннего пользования.
    – Понятно, спасибо вам.
    – Всего доброго.
    В трубке снова раздались гудки. Еще несколько минут я неподвижно сидела перед макбуком, прижав затихший телефон к уху. Будто в последний раз, оглядела светло-бежевые стены, шелковые шторы цвета спелой сливы, диван с фигурной спинкой и целой сворой атаковавших его золотисто-лиловых подушек. Слева, возле окна, как молчаливый дворецкий, стоял черный лакированный рояль на позолоченных колесиках. Мое теплое, уютное убежище. Что теперь с нами будет? Заставив себя не думать об этом, я перевела взгляд на макбук. На экране что-то изменилось. Возле кафе припарковалась полицейская «Нива», из нее вышел коренастый мужчина в летней форме. Озираясь по сторонам, он обошел двор и скрылся в здании.

    Синяя «Тойота Королла» заехала во двор старого дома с облупившейся штукатуркой. Воротами служил отломанный и заново прикрепленный с помощью петель кусок забора. Бывшие хозяева, собравшие дом по досочке собственными руками, и подумать не могли, что кто-то из их потомков станет счастливым обладателем автомобиля. Он знал об этом и гордился как своим материальным положением, так и статусом в обществе. То же, что гордости не вызывало, отправлялось сюда.
    Открыв багажник, он вздохнул. В этом действии было и облегчение, и обреченность сразу. С одной стороны, чемодан оставался закрытым, изнутри не доносилось ни звука, с другой – выглядел неподъемным. В последние пару лет больная спина не позволяла ему таскать ничего тяжелее портфеля с документами. Благо, дорожную сумку, которую использовал для этих целей раньше, он сменил на чемодан на колесиках. Нужно было только вытащить эту штукенцию из машины, а дальше она поедет сама.
    Собравшись с духом, он потянул чемодан на себя. Кряхтя, почти поднял над бортиком багажника, но голос сзади заставил его вздрогнуть и выронить ношу.
    – Здорово, сосед! Откуда на этот раз в наши края?
    Из багажника донесся тихий стон.
    – Издалека. Тебе чего, дядь Петь?
    – Помочь, может? Я смотрю, вещичек в поездке накупил. А гостинца привез?
    – Да не, времени в командировке – кот наплакал. Сходи-ка лучше, угостись на свой вкус.
    Он шагнул к забору и протянул соседу две сторублевые купюры.
    – Вот это дело, вот это молодец! Я всегда говорил старухе-покойнице, соседушка нас не забудет, не боись… Станет большим человеком, нам еще помогать будет. Ты ж со мной, за компанию? – щелкнул себя по горлу и подмигнул дядя Петя.
    – В другой раз. Дел много, не могу я сейчас.
    – Ну, как знаешь. Пойду Валерку позову. Молодец ты, сынок, не то что эти, новые, – кивнул он через дом. – Проходят, рожи воротят. Заборов себе понастроили, не суйте, мол, дядя Петя, нос свой в наш огород… А что я там не видал? По лету угораздило меня прикорнуть под их забором, так эти нелюди в каталажку меня сдали, чтоб им пусто было!
    – Ладно, дядь Петь, покеда! – махнул он и сделал вид, будто что-то ищет в багажнике.
    – Вот молодежь, вечно занятые… – Покачав головой, пошел своей дорогой старик.
    Дождавшись, пока сосед завернет за угол, он сжал зубы и со всей силы потянул чемодан на себя. Покачиваясь из стороны в сторону, с трудом наклонился, чтобы поставить его на колесики. Кольнуло в районе копчика. Теперь главное – разогнуться. Вот будет номер, если придется вызывать «скорую». Заодно можно позвать и наряд ОМОНа, все равно заломают. Надо было обхаживать ее два месяца, покупать дорогущий чемодан, снимать заднее сиденье с машины и подготавливать еще тысячу мелочей, чтобы теперь свалиться с приступом радикулита. Нет, кажется, отпустило. Повезло на этот раз.
    Выпрямившись, он закатил чемодан в прихожую, которую мать почему-то называла предбанником. Сейчас это помещение больше напоминало хлев: ржавая печка-буржуйка, сломанные стулья, старый умывальник – все было рассовано по заросшим паутиной углам. Неважно, главное, что этот бедлам не мешал пройти в ее спальню. Нет, теперь это его комната для игр, и он поиграет прямо сейчас.
    Мужчина распахнул дверь. Повеяло сыростью, плесенью и застарелой мочой. Он в нетерпении перетащил чемодан через порог. Щелкнул выключателем, под потолком загорелась лампочка Ильича. Только тщательно заперев дверь и проверив, все ли матрасы прочно держатся на стенах, мужчина раскрыл молнию. Девушка неподвижно лежала на дне чемодана, бледная, словно кукла. Неужели слишком сильно ударил ее по голове на парковке? Нет, она же стонала, когда он уронил чемодан. Или ему показалось? А может, она разбилась, и это был ее последний вздох?
    – Вот сука! Не смей подыхать!
    Он схватил ее за грудки и встряхнул с такой силой, что глаза девушки распахнулись.
    – То-то же.
    Мужчина ухмыльнулся и швырнул девушку на стоящую в центре комнаты кровать.
    – Другое дело. – Присел рядом, а затем спросил, заметив ее озирающийся взгляд: – Что, нравится интерьер? Сам сделал. Звукоизоляция не хуже, чем в профессиональной студии. Матрасы полгода по свалкам собирал, а потом еще месяца два прибивал их намертво к стенам, чтобы такие, как ты, оторвать не смогли.
    – Такие, как я? – подала голос она. – Значит, ты и до меня сюда девушек привозил?
    – Привозил, – ухмыльнулся он, погладив ее по щеке, – а как же!
    – А какие это, такие как я? Молодые? Блондинки?
    – Лживые. – Он убрал руку с ее лица.
    – Разве я тебе врала?
    – А разве нет?
    Она покачала головой.
    – Опять врешь. Но ничего, я тебя отучу.
    – Ты для этого меня сюда привез? Чтобы перевоспитать?
    – Ишь ты, какая сообразительная! Может, быстрее научишься, чем остальные.
    – А они все научились?
    – До одной.
    – И где они сейчас? – с надеждой в голосе спросила она.
    – Сдохли, суки тупорылые!
    Она вытаращила на него и без того огромные серо-голубые глаза.
    – Что уставилась?! – брызнул слюной он. – Думала, глазками своими шаловливыми постреляла и всех развела? Ангелочком прикидывалась? Знаю я вас, мразей конченых, поняла?!! Что ты отворачиваешься? На меня смотри, сука!
    Он сгреб ее округлое личико в ладонь, отчего губки, пахнущие малиной, сами выпятились для поцелуя. Наклонившись, почувствовал ее частое дыхание. Волнуется. Прижался губами к ее губам, провел по ним языком, слизывая сладкий блеск. Она зажмурилась, на ресницах проступили слезинки.
    – Ну ладно, милая, не плачь, – выпустил ее лицо он. – Я не сделаю ничего, на что ты не подписывалась.
    – Пожалуйста, отпусти меня…
    – Вот только не хнычь! Ты ко мне на свидание не для этого пришла, правда? Так давай, в конце концов, займемся делом!
    Он снова наклонился и принялся покрывать влажными поцелуями ее щеки, лоб, глаза. Все тело девушки пошло мурашками – верный признак возбуждения. Мужчина забрался с ногами на кровать, скинув по пути туфли. Его руки стянули серую майку, обнажив нежно-голубой бюстгальтер с поролоновыми вставками.
    – Не могла надеть кружевное белье, овца! Надеюсь, у тебя хоть сиськи не из ваты.
    – Не надо, пожалуйста!
    Девушка попыталась прикрыться руками, но он одним движением закинул их ей за голову, отчего майка снова оказалась на месте. Удерживая одной рукой ее запястья, другой он с треском разорвал ткань. Натянутые лямки приподняли бюстгальтер, снизу показались округлости груди.
    – Угу, – протянул он и запустил пальцы под чашечки.
    Ухватившись за твердеющий сосок, он потрепал его из стороны в сторону. Почувствовал ноющую боль внизу живота. Пора приступать, иначе она может не успеть усвоить первый урок. Расстегнул свою ширинку, чтобы высвободить пульсирующий член. Попытался, не отпуская ее запястий, одной рукой стянуть с извивающегося тела девушки джинсы. Сделать это оказалось не так просто. Удалось спустить их только до середины бедра. Ничего не поделаешь, придется отпустить. Пальцы девушки тут же дотянулись до его лица. Хорошо хоть ногти острижены под корень. Ухватившись за пояс, он стянул джинсы вместе с трусиками до щиколоток, но тут ей удалось перевернуться и подняться на ноги. Он вскочил следом. Ничего, так даже лучше.
    Обхватив девушку одной рукой за талию, другой он сжал ее шею и притянул к себе. Задыхаясь, она больше не могла сопротивляться. «Вот и готова» – решил он и приступил к тому, ради чего ее сюда привез. Девушка взвыла. Ее крик забавно срывался на каждом толчке. Она попыталась укусить его за руку, но он разжал ей челюсти и запихнул пальцы прямо в горло. Крик сменился бульканьем. Мужчина вытащил пальцы и ухватил девушку обеими руками за локти. Так было удобнее контролировать движения. Отдышавшись, она набралась сил для новой игры – попыталась от него уйти. Он решил ей подыграть, двигаясь следом. Пусть тоже развлечется, тем более что каждый ее шаг доставлял ему дополнительное удовольствие. Оказавшись у края кровати, он снова сжал ее горло.
    – Хватит, – прошептал ей на ухо, – больше ни шагу.
    Она особенно громко захрипела и обмякла в его руках. Он позволил себе кончить вместе с ней. Опустился на кровать, девушка повалилась рядом.
    – Устала, моя хорошая? – спросил он, снимая прилипшую прядь с расслабленного личика. – Ну, ничего, поспи немножко, позже продолжим.

    Я не спала всю ночь. В голову лезли мысли о миниатюрной блондинке и здоровяке, запихнувшем ее в машину. Что он собирается с ней сделать? Или уже сделал? Вероятно, она еще жива и ей можно помочь, а я валяюсь в кровати, вместо того чтобы быть на полпути в Сочи.
    Кого я обманываю? Мне страшно даже выйти одной в магазин, не говоря уже о поездке в другой город. Все покупки я делаю через Интернет. От некоторых, как, например, мое любимое печенье из местной пекарни, вообще пришлось отказаться. Его доставляет не курьерская служба, а собственный разносчик. В прошлый раз он заметил нож у меня в руке. Я сказала, что собираюсь разрезать ленточку на упаковке, но, судя по перепуганному взгляду, парень вряд ли мне поверил.
    Ничего, это даже к лучшему. Благодаря правильным пропорциям я могу позволить себе набрать килограммчик-другой без ущерба для внешности, грудь и бедра от этого становятся только соблазнительнее, но все должно быть в меру. Складки на талии еще никому не добавляли красоты. Кстати, о красоте: давно пора привести себя в порядок. Через сорок минут нужно быть на почти семейном обеде. Моя подруга детства Мила через неделю выходит замуж. Сегодня она приехала из Москвы вместе с женихом, чтобы познакомить его с родственниками и подготовиться к торжеству.
    Я вскочила с кровати и понеслась в ванную. Душевой кабинки у меня не было, зато имелась классическая ванна на ножках, с лейкой, напоминающей трубку старинного телефонного аппарата. Это и почти вся остальная обстановка достались мне вместе с квартирой в наследство от бабушки. Вообще-то хозяином квартиры был мой брат, но ему исполнилось всего тринадцать лет, и поэтому он жил с родителями. Два года назад я снимала апартаменты в элитной московской новостройке и планировала взять ипотеку на собственное жилье, но с тех пор планы изменились. Точнее, планов больше не было.
    Отмокая в пенной ванне, я наклеила патчи под глаза, чтобы избавиться от темных кругов. Заснуть удалось только под утро. Сон прерывали кошмары, то из прошлого, то из возможного будущего. Что похититель сотворил с бедной девушкой? Как ей помочь? Что дальше будет со мной?
    В дверь позвонили. Двенадцать коротких сигналов, в такт детской мелодии. Егор. Я быстро ополоснулась, накинула махровый халатик прямо на мокрое тело и побежала открывать. Нож, как обычно, на всякий случай ждал меня в прихожей, на полке банкетки.
    – Ты что, еще не готова?! – заныл брат с порога. – Там уже все собрались.
    – Мила с женихом приехала? Ты его видел?
    – Его нет, зато тачку видел. Здоровенный джипище, прямоугольный такой. А колесища!
    – Что за марка?
    Егор пожал плечами. Удивительно, мне казалось, брат хорошо разбирается в автомобилях.
    – Так ты скоро?
    – Ладно тебе, успеем. Зачем…
    – …приходить вовремя, – продолжил за меня он, закатив глаза, – если все равно придется ждать, пока остальные соберутся. Говорю тебе, там уже все на месте!
    – Хорошо, сейчас буду.
    Закрывшись в спальне, я принялась шарить по шкафу. Укороченные брючки от Виктории Бекхем вполне подойдут для этого мероприятия, а к ним вот эта блузка с рукавом три четверти… Стоп! Хватит уже прятать свою женственность за штанами и застегнутыми под горло рубашками. На улице со мной будет брат, во время обеда – только близкие. Бояться нечего. Я вытащила черное коктейльное платье. Тонкое кружево, непрозрачная подкладка, длина чуть выше колена – то, что нужно, чтобы чувствовать себя женщиной и не отвлекать внимание от главной героини вечера.
    Теперь очередь украшений. Не только бриллианты, но и все остальные минералы – мои друзья. Цитрин придает обаяния, сердолик наполняет энергией, аквамарин стимулирует воображение. При знакомстве с женихом Милы неплохо бы усилить интуицию. Достав из шкатулки изящное аметистовое колье, я с грустью посмотрела на сережки из того же комплекта. Потрогала продолговатый шрам на правом ухе. Разрыв за два года успел затянуться, но снова проколоть ухо и надеть сережки мне до сих пор не хватало духу.
    – Еще пять минут, и я ухожу без тебя! – крикнул из прихожей брат.
    – Иду! – отозвалась я.
    Легкий макияж, капелька духов, чистые расчесанные волосы – большего не требуется. Накинув плащ, я подхватила топтавшегося в прихожей брата под руку и впервые за три недели вышла из квартиры.

    У ворот Милиного дома рядом с ее двухдверным «Пежо» стоял черный «Гелендваген». Переднюю решетку заменили, значка «Мерседеса» не было, поэтому неудивительно, что Егору не удалось распознать марку машины. Такие авто нечасто заезжают в Невинногорск. Дверь открыла всегда деятельная тетя Ира, мама подруги. Пока она журила меня за то, что редко прихожу в гости, на пороге соседней комнаты показалась эффектная блондинка в ярко-красном обтягивающем платье.
    – Мила! – обрадовалась я.
    – Лина! – выкрикнула в ответ мое детское прозвище она и побежала навстречу.
    Классе в седьмом мы, Аделина и Людмила, решили, что теперь будем называться Милой и Линой, в честь героинь сериала «Дикий ангел». За мной сериальное имя не закрепилось, а вот к подруге привязалось навсегда. Теперь, услышав обращение «Лина», я легко могла угадать, кто меня позвал.
    – Ты ни капли не изменилась, – отстранившись от объятий, выдохнула она.
    – Ты тоже! Красавица.
    Я взяла подругу за руки и отступила на шаг, чтобы лучше рассмотреть, как вдруг заметила прислонившегося к косяку мужчину. Лет тридцати пяти, среднего роста, в идеально сидящем темно-синем костюме, хлопковой рубашке и бордовом галстуке в крапинку. Он скрестил на груди руки, изучая нас одновременно насмешливым и уставшим взглядом. Оглянувшись, Мила отпустила мои руки.
    – Надо помочь маме накрыть на стол. Потом еще поболтаем. Пойдем, – шепнула она жениху и скрылась в соседней комнате. Несмотря на призыв, тот продолжал стоять на месте. Интересно, она забыла или не захотела нас познакомить?
    – Аделина, – я подошла ближе и протянула руку мужчине, – подруга Милы.
    Несмотря на то, что все это время он не отрывал от меня взгляда, мои слова как будто вывели его из сна.
    – Ах, да, – ответил на рукопожатие он, – Руслан.
    – Это я уже поняла, а на самом деле?
    – М-м? – он посмотрел на меня так, будто только заметил.
    Вот идиотка! Я-то думала, мама пошутила, когда сказала, что наша Людмила нашла своего Руслана. Выходит, его и правда так зовут. Большие зелено-карие глаза продолжали смотреть на меня в недоумении, когда из комнаты донесся крик Милы:
    – Руся, я долго буду тебя ждать?
    – Бегу! – подмигнув мне, медленно развернулся и пошел на ее голос Руслан.
    Теперь он думает, что я ненормальная. Ну и пусть. Что мне до него? Подумаешь, известный тележурналист. У меня даже телевизора дома нет. Задевает только, что Мила не соизволила нас друг другу представить да еще и увела его, стоило нам заговорить. Неужели подруга подумала, что я могу позариться на ее жениха? Моя личная жизнь, конечно, после развода оставляет желать лучшего, да и мужчины успешнее курьера я не видела года два. Но она же сама прекрасно знает, какую боль причинило мне предательство мужа. Разве смогла бы я влезть в чужие отношения и стать разлучницей?
    – Аделина, не стой в проходе, – вместо приветствия сказала мне мама. – Лучше иди поздоровайся с Ильей.
    – С Ильей?
    – Милиным двоюродным братом, сыном тети Кати.
    – Ах, вот ты о ком, – заглянула я в комнату, но, не увидев полноватого подростка, переспросила: – А где он?
    – Я здесь, – смущенно помахал высокий широкоплечий парень лет двадцати трех.
    – Это ты?! Ничего себе, как вырос!
    – И похудел, – кивнул он, опустив глаза.
    – Давно не виделись.
    – С тех пор как ты переехала в Москву. Говорят, ты снова живешь в Невинногорске?
    – Да, в квартире бабушки Риты, помнишь ее?
    – О да, Маргарита Александровна. Незабываемая женщина, – покраснев, признался он. – В детстве я ее ужасно боялся. Прежде чем позвонить в дверь твоей бабушки, всегда проверял, чтобы руки были чистыми, пуговицы на месте и всякое такое. А она все равно каждый раз заявляла: «Молодой человек, когда вы уже научитесь следить за своим внешним видом!»
    Последнюю фразу он произнес настолько похожим на бабушкин тоном, что мы оба рассмеялись.
    – Все за стол! – скомандовала тетя Ира, Милина мама.
    Меня в числе так называемой «молодежи» усадили напротив жениха и невесты. Рядом, на секунду опередив Егора, приземлился Илья. Точно как в детстве, только теперь ему двадцать три, нам с Милой по двадцать девять, а ее будущему мужу, как успела шепнуть мне мама, уже

Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало Я стесняюсь своего тела девушка с рукой монстра что с ней стало

Изучаем далее:



Поздравляю с юбилеем свадьбы открытка

Как сделать простую беседку из металлопрофиля6

Как сделать из резинок купальник для куклы эвер афтер хай

Как сделать мобильную версию в одноклассниках на компьютере

Хорошие поздравления с днем рождения хорошему человеку мужчине